Последнии новости

The Еconomist: Угроза из России. Какова она?

  • The Еconomist: Угроза из России. Какова она?

The Еconomist: Угроза из России. Какова она?
The Еconomist: Угроза из России. Какова она?

Четыре года назад Митт Ромни — американский политик, на то время кандидат на пост президента от Республиканской партии — заявил, что Россия для Америки — «геополитический враг номер один».

Барак Обама, а вместе с ним и другие, посмеялся над этими словами, как над нелепыми: «Я слышу, что нам передают привет 80-е, желая вернуть свой стиль во внешнюю политику, ведь холодная война уже больше 20 лет как закончилась», с иронией сказал он. Как изменились времена. Россия посредством своих хакеров срывает предвыборную кампанию в США, держит первенство в совершении массовых убийств в Сирии, аннексировала Крым и между делом заявляет о возможности использования ядерного оружия. Взгляды Ромни стали теперь общепринятыми. Чуть ли не единственный, кто до сих пор с ними не согласился, нынешний кандидат от республиканцев Дональд Трамп.

Еженедельно Владимир Путин изобретает новые способы напугать мир. Недавно он переместил ракеты, способные нести ядерные заряды, вплотную к Польше и Литве. На прошлой неделе он отправил авианосец через Северное море и Ла-Манш. Он грозится, что собьет любой американский самолет, который атакует силы сирийского деспота Башара Асада. Российский посол в ООН заявил, что отношения его страны с Америкой достигли напряженности, не наблюдавшейся последние 40 лет. Российские телевизионные новости полны упоминаний о баллистических ракетах и бомбоубежищах. «Нахальное поведение» может повлечь за собой «ядерные последствия», — предупредил Дмитрий Киселев, главный пропагандист кремлевского телевидения — и продолжил цитатой Путина: «если драка неизбежна, мы должны ударить первыми».

Но на самом деле Россия не собирается идти войной на Америку. Большая часть из того, о чем кричит кремлевская пропаганда — пустое бахвальство. Но такое поведение создает угрозу стабильности и порядку. И первым ответным шагом в отношении этой угрозы должно стать понимание того факта, что воинственность России — не является признаком ее возрождения, но признаком ее изнуренности и хронической слабости.

В настоящий момент Россия испытывает серьезные проблемы в экономике, политике и социальной жизни. Население страны стареет, предполагается, что к 2050 году его численность сократится на 10%. Попытка использовать сверхдоходы, полученные во время сырьевого бума, для модернизации государственной и экономической систем провалилась. Вместо этого, за время, которое Путин находится у власти, роль государства намного выросла — с 2005 года по 2015й доля правительственных компаний и фирм, контролируемых государством, в национальном ВВП выросла с 35% до 70%. Экономика страны, в начале правления Путина росла по 7% в год, а сейчас сокращается. Отчасти это происходит из-за действия санкций, но коррупция и падение цен на нефть оказывают еще более негативное влияние. Кремль решает, кто станет богатым, и кто свое богатство сохранит. В этой связи показателен пример Владимира Евтушенкова, российского олигарха — в 2014 году он был взят под стражу на три месяца, а когда освободился, передал свою нефтяную компанию государству.

Владимир Путин старается укрепить свое положение внутри страны агрессивностью за ее пределами. Массовые протесты, возникшие после выборов 2011 0 2012 годов, выявили желание среднего класса, сконцентрированного в больших городах, жить в государстве современного типа. Когда цена на нефть была высокой, Путин мог ему противостоять, покупая его поддержку. Теперь же Путин поддерживает свою власть путем развязывания внешних войн и с помощью инструментов пропаганды, нагнетающей националистические настроения. Путин боится , что в стране появится почва, в которой прорастут западные идеи, поскольку политическая система России, несмотря на высокую степень репрессивности, хрупка. Институты, которые должны лечь в основу процветания российского государства, такие как верховенство закона, свободные СМИ, демократия и открытая конкуренция, ставит под угрозу устойчивость прогнившей государственной системы Путина.

Большую часть времени своего президентства Обама полагал, что поскольку Россия — сила слабеющая, уделять особого внимание ей не нужно. Но слабая, ненадежная в партнерстве, непредсказуемая страна, обладающая ядерным оружием, опасна — опасна, в некотором смысле, даже больше, чем в свое время СССР. В отличие от советских лидеров, правивших после Сталина, Владимир Путин руководит страной в одиночку, его не сдерживает Политбюро, он не видел картин разрухи, царившей после Второй мировой войны. Он пребывает у власти долгие годы. Нельзя не заметить, что годы берут свое.

Обама все чаще говорит про путинизм правильный вещи — его заявления звучали достаточно жестко в ходе пресс-конференции на прошлой неделе -но Путин понимает, что в словесных баталиях может бросить вызов Америке и одержать верх. Умеренные западные санкции делают жизнь простых россиян хуже, но они же предоставляют им врага, против которого можно объединиться, а Путину — того, на кого можно свалить всю вину за экономический ущерб, причиняемый его собственной политикой.

Что же может сделать Запад? На его стороне время. Власть Путина клонится к закату, все, что нужно — это позволить ей, в конце концов, оказаться разрушенной изнутри — даже если не утихает желание атаковать.

Ввиду опасности просчета и неконтролируемой эскалации, Америка должна продолжать вести с Путиным прямые переговоры, даже если это, как сегодня, дело тягостное. Успех нельзя мерить конкретными достижениями или фактом прекращения огня — но если это случится, например, в такой стране,как Сирия, все будут только рады — но снижением вероятности фатального просчета с российской стороны.

В этом смысле худшим может быть ядерный просчет. Следовательно, тема переговоров должна включать в себя вопросы контроля над ядерным оружием, а также вопросы улучшения отношений в военной сфере, в надежде, что проблема ядерного оружия может быть выделена в отдельный кейс, как это было в советские времена. Это будет трудно, поскольку слабеющая Россия считает свой ядерный арсенал фактором, сохраняющим за ней былое преимущество.

Еще одна большая тема — сопредельные России государства. На примере Украины видно, что Путин стремится дестабилизировать эти страны, чтобы остановить их схождение с российской орбиты. Следующий президент Америки должен заявить — наперекор словам Дональда Трампа - что если Россия решится использовать эту тактику против одного из государств — членов НАТО, таких как Латвия или Эстония, Альянс будет рассматривать это как нападение на блок. Кроме этого, Запад должен дать понять России, что если она участвует в крупномасштабной агрессии против его союзника не состоящего в НАТО — такого, как Грузия и Украина — Альянс оставляет за собой право его вооружать.

Самое важное для Запада в этой сложной ситуации — сохранить спокойствие. Вмешательство России в ход президентских выборов в Америке заслуживает соразмерного ответа. Но Запад может противостоять этим «активным мероприятиям». Россия не претендует на то, чтобы предложить миру привлекательную идеологию или видение. Вместо этого ее пропаганда стремится дискредитировать и разрушить универсальные либеральные ценности, внедряя мысль о том, что Запад так же продажен, как Россия, и что его политическая система — фальшивка. Россия хочет создать разделенный Запад, который бы утратил веру в свою способность изменять мир. Перед лицом этой угрозы Запад должен быть единым и решительным.

Оригинал на The Еconomist

Перевод: Андрей САБАДЫР


*Теги: США Россия Ромни Митт Путин НАТО ВВП