Последнии новости

Кого на самом деле обманул «мошенник века»

  • Кого на самом деле обманул «мошенник века»

Кого на самом деле обманул «мошенник века»
Кого на самом деле обманул «мошенник века»

Филолог, писатель, журналист, финансовый аналитик, специалист по интернет-трейдингу, основатель первой в русскоязычном интернете Школы биржевого трейдинга vCollege и колумнист Insider.pro Сергей Голубицкий поделился своим взглядом на самую грандиозную финансовую пирамиду в истории.

11 декабря 2008 года, в самый разгар мирового финансового кризиса, был арестован Бернард Лоуренс Мейдофф, горячо любимый и известный на Уолл-стрит под дружеским диминутивом «Берни». Арестован по обвинению в создании финансовой пирамиды, обернувшейся крупнейшим хищением средств в истории — 50 млрд долларов.

Тогда же по горячим следам я обстоятельно исследовал это дело (используя, разумеется, только те материалы, что были доступны в начале судебного разбирательства) и написал статью «Бариевая каша» для «Бизнес Журнала».

С тех пор прошло семь лет. Берни Мейдофф получил 150 лет тюремного заключения, а оба его сына, работавших в семейном финансовом бизнесе, ушли из жизни: Марк повесился через два года после ареста отца, Эндрю умер от лимфомы в 2014-м. Что касается суммы предполагаемых хищений, то в восхищенно-завидущих глазах общественности она разбухла до 65 млрд долларов.

И вот что поразительно: за семь лет никто ни разу не осмелился публично завести разговор о версии событий, которая, на мой скромный взгляд, единственно достойна обсуждения людьми, полагающими себя в здравом рассудке и способными противостоять бессовестному зомбированию. Версия, которая, как мне казалось в 2008 году, лежит на поверхности, не прозвучала в кинорасследовании Public Broadcasting Service «Frontline: The Madoff Affair» (2009), нет ее в документальной ленте французского Третьего канала «Madoff, l’homme qui valait 65 milliards» (2014). Не сомневаются в официально санкционированном сценарии и авторы монографий: ни Джеральд Строубер («Catastrophe: The Story of Bernard L. Madoff, the Man Who Swindled the World», 2009), ни Джерри Оппенгеймер («Madoff with the Money», 2009), ни Диана Энрикес («The Wizard of Lies: Bernie Madoff and the Death of Trust», 2012).

Может, конечно, я что-то упустил из виду, но во всем перечисленном мейнстриме не обнаружил ничего, кроме повторения тоскливой однообразной мантры: пирамида Понци, 65 млрд, украл, обманул доверившихся, негодяй, как же ты мог, Берни и т. д.

Даже как-то стало неудобно за коллег. За их упертую, прямо-таки нарочитую поверхностность и совершенное отсутствие любопытства. Неужели никому не приходило в голову хотя бы на мгновение сбросить с глаз шоры и попытаться оценить историю Мейдоффа — нет, не с позиции конспирологии, боже упаси! — но просто здравого смысла?! Все же на поверхности, шито белыми нитками.

Видимо, не судьба. А раз так, мне не остается ничего, кроме как снова и снова привлекать внимание читателей к тому, что представляется очевидным. Делаю это на Insider.pro еще как минимум по двум причинам. Во-первых, само название портала обязывает выходить за рамки квадратно-гнездовой системы мышления, разрешенного кем-то сверху. Во-вторых, детали истории Мейдоффа проливают свет на устройство немалого количества структур, туманно обозначаемых термином «хедж-фонд», столь популярным в наши дни и столь далеким от адекватной публичной трактовки.

Из вышеупомянутого эссе «Бариевая каша» заимствую ключевые моменты своей гипотезы. Вот они:

  1. Поводом для всех обвинений, равно как и для ареста, послужил добровольный донос, сделанный сыновьями Мейдоффа Марком и Эндрю, сотрудниками семейного финансового бизнеса. То есть сыновья собственными руками не только посадили отца за решетку, но и лишили себя самих будущего (также отправившись на нары);
  2. Информация, содержащаяся в доносе Марка и Эндрю, от начала до конца основывалась на том, что им рассказал сам отец. Да-да, именно так: Берни Мейдофф обвинил себя в создании «схемы Понци», назвал свой полувековой финансовый бизнес «одной большой ложью», и — sic! — озвучил цифру в 50 млрд долларов, абсурдность которой характеризуется уже тем фактом, что во всей бухгалтерской отчетности Bernard L. Madoff Investment Securities LLC не обнаружилось и намека на подобные суммы — ни на входе, ни на выходе из хедж-фонда. Этим же объясняется дикий разброс в оценках урона — от 7 до 65 млрд;
  3. Версия финансовой пирамиды, придуманная самим Мейдоффом, для любого человека, хотя бы отдаленно представляющего ее устройство, является интеллектуальным оскорблением.

У всякой финансовой пирамиды есть не только примитивная трактовка ее механизма — выплата доходов старых членов осуществляется за счет средств, поступающих от новых членов, — но и объективные обстоятельства, которые только и позволяют ей держаться на плаву:

  • Финансовая пирамида может привлечь инвестиции исключительно обещаниями высокой доходности. Иначе никто не принесет в нее денег, особенно в ситуации, когда нет никаких гарантий.
  • Финансовая пирамида развивается всегда и только за счет чистой экспансии вовне: чем больше участников она вовлечет в свои сети, тем дольше продержится.
  • Ни одна финансовая пирамида в истории не прожила больше трех лет, потому что это противоречит простой арифметике: вспомните сказку о шахматной доске и пшеничных зернышках («положи одно зерно на первую клетку, два — на вторую, четыре — на третью, восемь — на четвертую» и т. д.).

В среднем за всю свою историю хедж-фонд Бернарда Мейдоффа Bernard L. Madoff Investment Securities LLC демонстрировал доходность в 10% годовых, в лучшие периоды — 13%. Если вы представляете себе устройство фондовых рынков, то просто обязаны признать, что подобные цифры — абсолютный мейнстрим. Чтобы давать 10% в год, не нужно быть финансовой пирамидой, достаточно быть... самым заурядным, самым рядовым паевым фондом, инвестирующим в корпоративные и муниципальные облигации околоинвестиционного уровня. 10% годовых для Уолл-стрит — повседневность, практически лишенная риска. И только в случае с Берни Мейдоффом общественность семь лет не утомляется долдонить: «Пирамида! Понци! Преступление!».

Далее. Пирамиды живут за счет максимальной экспансии и привлечения денег любого прохожего. Bernard L. Madoff Investment Securities LLC — совершенно закрытая и элитная финансовая структура. Помимо всего прочего, деньги Мейдофф великодушно принимал только у своих единоверцев, причем почти всегда лишь у ортодоксальных и глубоко верующих евреев. Ежедневно к нему выстраивались длиннющие очереди желающих отдать свои сбережения тому, кто получил прозвище Jewish T-Bill, «еврейский казначейский билет», подчеркивающее надежность и безотказность инвестиций. Каждому второму Мейдофф отказывал. И это притом, что минимальный взнос в хедж-фонд составлял 1 млн долларов. Хорошая такая пирамида, не правда ли?

Наконец, сроки существования. Пирамиды живут до трех лет. Хедж-фонд Берни Мейдоффа работал... 48 лет! 48 безупречных лет с постоянной доходностью в 10% годовых, с бесчисленными финансовыми плановыми и внеплановыми проверками, со стороны всех заинтересованных государственных ведомств от Комиссии по ценным бумагам и биржам и до Министерства финансов США. Никто никогда ничего не находил. Ни одного нарушения! Идеальный образцовый хедж-фонд, принадлежащий влиятельнейшему человеку, учредившему, между прочим, биржу NASDAQ и служившему десятилетиями в ее совете директоров.

48 лет ни о каких «пирамидах» и слышно не было, а потом пришел сам Мейдофф и сказал: «Все это, ребята, одна большая ложь. Я создал финансовую пирамиду и украл 50 млрд долларов». И общество дружно поверило, осудило, прокляло и дало максимально возможный по законодательству срок.

Почему же никто не задался вопросом об уместности самообвинения в создании пирамиды? Ведь абсурдность лежит на поверхности. Вместо этого все монографии, все видеодокументальные «журналистские расследования» свято принимают на веру версию самого Мейдоффа и насколько хватает сил копают в направлении «украл — обманул», в надежде как можно выше задрать планку хищения (семь лет назад показания Берни — 50 млрд — были максимальной оценкой, а сегодня расхожая цифра — уже 65).

Нисколько не сомневаюсь, что гипотеза, высказанная мной в «Бариевой каше», приходила в голову тысячам и тысячам финансово вменяемых людей по всему миру. Может быть, кто-то где-то ее и придал публичной огласке, вот только в мейнстримные СМИ она никак не просочилась.

Бернард Мейдофф не был никаким банкиром не потому, что по профессии он пляжный спасатель, а потому, что у него всегда была другая общественная роль. Берни выполнял функцию «гизбара» — каким был для европейских сефардов Эдмонд Сафра.

Финансовый семейный подряд Мейдоффа был не пирамидой и не хедж-фондом, а надежной парковкой денег, принадлежащих богатейшим семьям ортодоксальной американской еврейской общины. Деньги эти вкладывались вовсе не в опционные «кондоры» (как в том пытался убедить суд сам Бернард Мейдофф), а хранились на надежных банковских депозитах, либо вкладывались в не менее надежные бумаги с фиксированным доходом. На условиях полной открытости и информированности самих бенефициаров — как только и можно работать гизбару-сокровищехранителю.

Не сомневаюсь, что время от времени Бернард Мейдофф проворачивал (с ведома и во благо своих клиентов!) сверхдоходные инсайдерские сделки, поскольку и слыл, и был едва ли не самым информированным человеком на Уолл-стрит. Скорее всего, эти сделки и обеспечивали те самые 10% годовых, которые демонстрировал хедж-фонд в своей бухгалтерской отчетности.

Считается, что проблемы у Мейдоффа возникли после того, как один из клиентов захотел вывести свои деньги — 7 млрд долларов. У Bernard L. Madoff Investment Securities LLC свободных средств не оказалось и... понеслось! Версия, на мой взгляд, нелепая, если предположить, что структура Мейдоффа была простым хедж-фондом.

Если кто забыл, то осенью 2008 года, на пике финансового кризиса, практически все хедж-фонды, устроенные не по расовому признаку, организовали для своих клиентов так называемый redemption halt, запрет на снятие средств, который продержался до весны 2009 года. Почему же так не поступил Бернард Мейдофф? Все потому же: он был гизбаром, а не безразличным и безответственным финансистом.

Что касается подлинной причины самообвинения Мейдоффа и, по сути, принесения себя и своей семьи в жертву, то за семь лет в отсутствие хоть каких-то мало-мальски убедительных альтернативных версий я так и не изменил своего мнения: Мейдофф взял на себя «кражу» и озвучил совершенно дикую цифру 50 млрд долларов для того, чтобы у его клиентов появилась возможность зафиксировать и списать на Мейдоффа (несуществующие) убытки, которые затем можно долго и обстоятельно вычитать из налогов.

В пользу этой версии косвенно говорит и энтузиазм, с которым доверители гизбара с помощью нанятых ими для защиты «общего дела» мейнстримных СМИ принялись раздувать «катастрофу». Отдадим должное усердию: за семь лет они раздули ее с 50 до 65 млрд долларов!

insider.pro


*Теги: Мошенничество Бернард Лоуренс Мейдофф